01:59 

*The Raven*
ФЛЕШМОБ. ДЕНЬ 7. МЫСЛИ О ВРАГАХ.

1. Страх внутри.

«Я буду скучать по тебе», - это все, что перед смертью, успел сказать Ли своей маленькой Клементине. Но в его, уже пожелтевших от распространяющейся в организме заразы, глазах было все то, на что не хватило ни времени, ни сил.

Например то, что уже не раз Ли повторял ей в дороге – сторониться подозрительных местностей и людей. Просьба, абсурдная сама по себе. Уже ни один город не встречает редких неразлагающихся спутников радушием вычищенных улочек и парков; теперь самый замызганный мотель из прошлой жизни покажется раем на земле. Люди же почти избавились от присущей им фальши – появление Ходячих вскрыло душу каждого из выживших, словно скальпелем отодрав всю ложь и оставив только то, в свое время тщательно скрываемое, настоящее «Я».

Все в этом мире подозрительно, а для маленькой девочки ноша и вовсе неподъемна. Потому что некому теперь прикрыть хрупкую спинку Клем. Некому отдать свой последний крекер с сыром, когда с ужином не повезло даже Ходячему. Некому отрезать ее непослушные кудрявые волосы.

Тот, кому жизнью и новой прической, обязана Клем, сидит на холодном полу комнаты. Ли Эверетт мертв – билет в один конец, без права на обратный в качестве Ходячего. И в свои девять лет девочка понимает, что этот, без сомнения, великий человек не должен был стать одним из них. Даже несмотря на всю боль, которую ей пришлось перенести, выполняя последнюю просьбу своего спасителя.

Отстегнув наручники от батареи и сняв их с оставшейся руки Ли, Клем перетаскивает тело на диван. Она осматривает некогда сильного мужчину, чуть не ставшего зомби за последние сутки. Почти превратившегося в такое же существо, лежащее у входа, с разбитой бейсбольной битой головой; в монстра, способного испугать даже человека. И глядя на них, девочка отчетливо слышит в голове так часто звучавшие слова Ли: «Не они – твои враги, малышка, а страх. А ты слишком сильная, чтобы бояться подобной ерунды».

«Я больше не боюсь, Ли», - Клементина прикрывает ему глаза, направляется к выходу, не забыв прихватить счастливую бейсбольную биту.

Оказавшись на крыше, девочка всматривается в толпу блуждающих по улице зомби. Она находит взглядом тех двух Ходячих, для которых приберегла пули. Совсем немногое все еще выдает в этих зачем-то восставших мертвецах родителей Клементины, даже в этой странной жизни после смерти каким-то образом державшихся друг друга.

«Вы не заслужили этого. Никто из вас».


2. I love this fucking game.

Очередные два очка. Сверху. Через меня. Да этот парень, верно, забыл, кто из нас новичок в команде!

- Ну что, восьмой, все еще считаешь, новичку место среди запасных? – мальцу хватает наглости опустить капитана прямо перед тренером.

В одну секунду перед глазами проносятся картины сегодняшнего ужина: старший брат, забросивший игру, по крайней мере, следуя официальной версии, с рождением второй дочери, потешается над младшим, то есть, надо мной, который не только не побил его школьного рекорда, так еще и новеньким позволяет над собой насмехаться. На первой же тренировке в сезоне. А отец… а что отец, он и на тренировке то не проявляет никаких эмоций, кроме злости из-за неудачи или невыносимого безразличия, следующего за успехом, так с чего бы ему меняться за обеденным столом?

В следующий миг меня уже оттаскивают от новенького, который, с наглой улыбкой, разводит руками в стороны. Джордан доморощенный, чтоб его.

Технический фол, удачный, мяч снова у противника. Но я умудряюсь собраться с нервами и перехватить мяч прямо перед его наглой рожей.

Трехочковый, чисто, без заборчика, и даже постная мина тренера меркнет перед разочарованием на лице моего врага. На его форме красуется цифра пятнадцать. Я к тому, что, ну кто в здравом уме возьмет себе номер пятнадцать?!

Видимо, этот момент вырвался вслух – мяч прилетел целенаправленно в мое плечо. Для уточнения, баскетбольный мяч, при определенной силе броска – то еще оружие.

Моя очередь забивать легкие очки – чем я и пользуюсь.

- Папенькин сынок никак не успокоится, да? – проходя мимо меня, как бы невзначай бросает пятнадцатый. Черт, я даже имени его не помню.

***

К концу второй четверти обе команды уже вроде как и не при делах, тренировка стала противостоянием двух игроков, баскетбольная площадка – местом спортивного побоища. Мы, словно два гладиатора, красуемся друг перед другом своими фишками: мой дриблинг явно лучше, а он пока еще достаточно неуклюж, чтобы угнаться за моими движениями и мыслями; зато он – мощнее меня, и запас данков, сводящих с ума девчонок из группы поддержки, просто неисчерпаем. А тренер Джеймс, наш невозмутимый Цезарь, взирает на происходящее так, будто от исхода матча зависят наши жизни. Ну, или наши места в команде, что, на деле – равноценно.

Все заканчивается с меньшими потерями: по второму техническому фолу мы получаем, когда затеваем самую настоящую драку посреди поля и автоматически вылетаем из игры. Вряд ли сейчас можно со стопроцентной уверенностью сказать, кто из нас виноват, но итог ясен, как то, что Лейкерсу не победить в этом году – у меня разбита бровь, а это, как минимум, больно.

***

Мы сидим в медицинском кабинете, и первым ко мне оборачивается новичок. Он внимательно всматривается в мою бровь своим распухшим глазом и, вдруг, начинает ржать - по-другому баскетболисты просто не умеют.

Я ошалело смотрю на противника и замечаю, что ему не достает одного зуба после нашей драки, и тоже начинаю ржать – во весь голос и, как ни странно, абсолютно беззлобно.

Сквозь смех, содрогаясь всем телом, парень протягивает мне руку и говорит:

- Марк. Новичок, - обнажает он отсутствие зуба в уже знакомой мне наглой ухмылке.

- Дэйв. Папенькин сынок. Приятно познакомиться.

Черт, а мне и правда, приятно познакомиться.


3. Скрытая угроза.

- Михалеус, Вредный Пират с Далекого Озера, возвращай мою невесту, я пришел за ней!

- Неужели это ты, Макс, Рыцарь Пустынных Дорог? Ты ли забрался так далеко за своей Аленушкой, Принцессой Детского Сада?

- Да, Миха… Миш, мне обязательно тебя так называть? Михалеус – звучит как-то глупо и не страшно, и…

- Моего имени боятся во всех Трех Озерах и Соседских Лужах, Макс, Рыцарь Пустынных Дорог! Если тебе еще дорога твоя невеста, подумай хорошенько над своими словами!

- Хорошо, хорошо… Я пришел за ней и не вернусь без нее, а мой враг будет повержен! Мой меч еще никогда не подводил меня, так проверим же твой!

- Никаких мечей. Я предлагаю обмен, Аленушку – на твое Сокровище. Да-да, не надо прятать его от меня, я ведь с утра еще приметил.

- Но… Миш… Я.. не понимаю… Это же мой новогодний сладкий подарок, как же я отдам его… Ну нет, Михалеус, это – мое Сокровище, защищайся!

- Мальчики, мальчики! А ну-ка расходитесь, всех уже ждет сладкая маннка на столах, пора кушать, воители вы наши.

- Но нянечка Люба, я не хочу маааннкуу!

- Пират Михалеус никогда и на зубок не возьмет этой вашей маннки!

- Так, хорошо, давайте так: после обеда вы получите обратно свое сокровище, и я, так уж и быть, разрешу вам даже не спать во время тихого часа. Ведь такие герои как вы не спят днем, правда?

- Даааа!!!

***

- Но, Миха… где же наше Сокровище?

- Вон, все руки у нашей Аленушки в шоколаде.

- Тут же одни фантики остались! Мииш, что нам теперь делать?

- С девчонками больше не играть, вот что.

URL
Комментарии
2013-03-07 в 00:51 

Крылатый Бродяга
Странник с глазами цвета зимнего неба и душой, насквозь пропахшей дорожной пылью. Той, что он сам придумал и создал из порванных струн. Той, на которой играет каждый пролетающий мимо ветер.
:hlop::hlop::hlop:
Голосую за последний:) Такие милые, милые враги, оставшиеся в конце-концов с носом.

Во втором, а ведь здорово, очень жизненно и очень...знакомо что ли, или понятно, а может и все сразу...короче, я рада, что ребята помирились))

Ну а про Клем...чую, выстрадано. Хорошо, что я от этой темы, пусть и немного в другом ключе, отказалась, а то был бы невольный плагиат)

2013-03-07 в 00:58 

*The Raven*
Да, Миха и Макс становятся моим мини-циклом)))

URL
   

Wanted Dead or Alive

главная